RU EN
Войти
Федеральное государственное бюджетное учреждение
Федеральный центр оценки безопасности и качества зерна
и продуктов его переработки
Они знают, что мы едим газета Алтайская правда

«Пшеница нынче в Алтайском крае уродилась хорошая, подсолнечник намного лучше прошлогоднего, замечательного качества горох и просто потрясающая чечевица», – уверяет директор Алтайского филиала ФГБУ «Центр оценки качества зерна» Мария Шостак. Директору можно доверять. Только за прошлый месяц ее сотрудники выполнили 18 тысяч анализов.

Задачи

Вместе с подразделениями, расположенными в шести городах, в Алтайском филиале трудится 44 человека, но основные силы расположены в Барнауле. Тут находятся лаборатории, оснащенные современными аналитическими приборами, каждый из которых стоит сотни тысяч и даже миллионы рублей.

Центр входит в структуру Россельхознадзора и выполняет его заказы, а также участников рынка пищевой продукции. Для них специалисты анализируют зерно, масло, кондитерские изделия, мясо, молоко и другую продукцию, выдавая сертификаты безопасности и качества.

По заданию Минсельхоза РФ центр исследует качество урожая. Проверяется половина собранного зерна, но так, чтобы захватить большинство районов края. Определяют не только содержание пресловутой клейковины, но и другие важные показатели зерна: стекловидность, число падения, натуру. На основании этих анализов делается вывод о качестве всего урожая.

Лаборатории центра имеют статус арбитражных (то есть уполномочены проверять анализы других лабораторий) и аккредитованы не только в российской системе сертификации, но и в датской, что позволяет выдавать международные сертификаты для экспортеров продукции. Этот высокий уровень приходится подтверждать каждый месяц, анализируя зарубежные контрольные пробы.

Клейковина в тазике

Анализ качества зерна проводят в испытательной лаборатории. С помощью маленьких мельниц зерно размалывают до стандартной крупности, потом взвешивают на точных весах и помещают в сушильный шкаф для определения влажности. А можно зерно поместить в экспресс-анализатор, и он сразу по инфракрасному спектру покажет влажность, количество белка, крахмала, содержание масла. «Это быстрый способ, который применим для ориентировочной оценки качества урожая. А в спорных случаях, когда заказчик не согласен с результатами, перепроверяем их ручными методами. Клейковину отмываем прямо в тазике, честное слово», – рассказывает заведующая испытательной лабораторией Елена Кальная.

«У нас каждый показатель имеет альтернативный метод исследования, – добавляет Мария Шостак. – Если есть сомнение в результатах анализа, то перепроверяем другим способом».

Посреди лаборатории стоит стол с набором ручных сит. С их помощью просеивают зерно и проверяют его на зараженность насекомыми, которые остаются на ситах. Считают букашек тоже вручную. Чаще всего попадаются клещи, долгоносики, хрущаки, зерновки. Для их уничтожения при Россельхознадзоре существует фумигационный отряд, который потом обрабатывает зараженный урожай ядохимикатами.

Особый заслон – импортным насекомым. Все поступающее из заграницы зерно проходит карантин, и в это время его проверяют. Но ничего страшного пока не нашли. Правда, однажды так в страну завезли колорадского жука и теперь картофелеводы не знают, как от него избавиться. Елена Владимировна подсказывает, что жук не выносит сибирских морозов. И если поле очистить от снега, то он погибнет.

ГМО не пройдёт

Есть ли в продукции генно-модифицированные объекты, выясняет главный специалист Дарья Фисенко. «Здесь я готовлю образец и выделяю из него ДНК химическим методом, а затем его исследую на американском приборе на содержание ГМО. Принцип действия основан на измерении флуоресцентного сигнала, испускаемого в ходе цепной реакции под воздействием излучения возбуждения, – старается как можно проще объяснить Дарья. – Прибор замечательный: сразу рисует графики, по которым видно, какая это ДНК. На нем можно исследовать и ДНК человека».

Сразу успокоим читателей тем, что в алтайском зерне никаких ГМО нет. Но попадаются в аргентинской сое и комбикорме из нее. Исследования проводят обязательно, поскольку нет достоверной информации, как ГМО влияет на человека в долгосрочном периоде.

Главный специалист испытательной лаборатории Павел Голятин определяет на масс-хроматографах остаточное содержание пестицидов в зерне и почве, а также токсичные примеси в алкогольной продукции. Приборы, конечно, классные. Лет 25 назад ваш покорный слуга работал на похожем хроматографе в одном из передовых химических НИИ, но современные гораздо круче.

Токсины прячутся в кожуре

В лаборатории показателей безопасности главный специалист Анна Стахурлова ищет токсичные вещества. Ей приходилось находить кадмий в кожуре подсолнечника. Большие партии такой продукции поступали на Алтай из Казахстана. Ее, естественно, забраковали.

Оказывается, подсолнечник накапливает кадмий в кожуре, впитывая его из почвы или воздуха от проезжающего транспорта. Но в продукции Барнаульской халвичной фабрики превышения по кадмию не обнаружено, заверяют в лаборатории.

За последнее время было выявлено несколько проб воды с превышением содержания меди и цинка, а в почве, особенно если ее берут где-то в районе свалки, находят много токсичных элементов.

Анна с увлечением рассказывает о работе атомно-абсорбционного спектрофотометра, на котором определяют содержание металлов в воде, почве и пищевых продуктах.

«Подготовка пробы проходит в микроволновой печи. Затем автосемплер берет ее и отправляет в пламя или печь, и мы получаем график с результатами анализа», – объясняет инженер.

«Интересно», – поддакивает журналист.

«Очень! – соглашается Анна. – Особенно когда настраиваешь прибор. Если нужно избавиться от печи и перейти в пламя, то платформа, бедняжка, двигается и туда, и сюда, разворачивается. Просто красота!»

Грибы и тесто

В отдельной комнате за закрытыми дверями исследуют на присутствие радиоактивных элементов цезия и стронция. Лишний раз в эту комнату заходить нельзя, потому что в приборе находится источник радиоактивного излучения. На радиацию проверяют большинство продуктов, но особенно пристально грибы, так как считается, что они могут впитывать радиоактивные элементы. Но, слава богу, пока ни разу не находили превышения.

Самыми интересными в этой экскурсии по лабораториям для меня оказались альвеографы – приборы, определяющие реологические свойства теста (вязкость, упругость, эластичность). Он заводит тесто и надувает из него шар, пока он не лопнет. Говорят, таких за Уралом больше нет. Между тем любому технологу пищевого предприятия, где используют муку, надо знать, как она поведет себя при замесе. В зависимости от этого принимается решение, куда ее направить: на батоны, на пельмени, а может быть, на круассаны. Компания «Алтайские мельницы» обязательно заказывает такие испытания, перед тем как отправить свою муку на экспорт.